Вход не выполнен
Войти
Федеральный интернет-портал

Развитие нанотехнологий требует системного подхода


Пока количество компаний в России, способных успешно конкурировать на международном рынке в области нанотехнологий, не так много. Одна из компаний, чьи достижения признаны и успешно применяются как в России, так и за рубежом – ЗАО НТ-МДТ. В серии интервью, подготовленных специально для www.portalnano.ru к открытию III Международного нанофорума, интервью с генеральным директором НТ-МДТ Быковым В.А.

Виктор Александрович, как Вы оцениваете уровень развития наноиндустрии в России, и каковы перспективы развития отрасли в ближайшие годы?

Состояние промышленности до сих пор было очень сложным: оставшиеся с Советских времен формы производств существенно устарели, некоторые просто прекратили свое существование, а новые формы появиляются с трудом. Сейчас новые предприятия стали появляться. Есть отрасли, в которых происходит бурный рост – торговля, банковский бизнес, информационные технологии – там существуют вполне сильные компании мирового уровня развития технологий. А вот производящие материальную продукцию предприятия – у них все гораздо хуже.

Им сейчас и везде не просто, производственные мощности со всего мира постепенно концентрируются в Китае. Это серьезная опасность геополитическая и это создает существенные трудности любой конкретной фирме-производителю в любой стране. В России были и остаются еще и свои причины, затрудняющие развитие производящих компаний. Например, у нас в значительной степени утрачена культура точной металлообработки. Электронная промышленность начинает понемногу подниматься, Ситроникс запускает производство по технологии 0,18 микрон – это хорошо, но мы понимаем, что от современных мировых технологий в 45, 28 нм расстояние большое.

Если брать именно наноиндустрию, то здесь тоже есть локальные точки успешных производств. Например, наработка водорастворимого бета-каротина – это технология самосборки, типичное нанотехнологичное производство. Завод, который выпускает такой продукт (ВЕТОРОН, фирма Аквион) находится во Владимирской области.  Отличный востребованный продукт, хорошее производство. Другой пример – ФОСФОГЛИФ, наноструктурированный гепатопротектор. Базируясь на разработках института биомедицинской химии имени В.Н.Ореховича РАМН (рук. академик Арчаков А.И.), фирма Фармстандарт построила завод по массовому выпуску этого препарата. Есть ряд проектов, которые начинают развиваться под «крылом» РОСНАНО. Например, производство светодиодов. Но в целом в масштабах страны таких примеров еще мало.

Причем проблема очевидно системная. Почему, например, так тяжело двигается вперед электронная промышленность? Потому что для нее нет рынка. Есть рынок чипов для банковских карт, телефонных SIM карт – они востребованы, под них строится производство. Но это очень небольшой по объему рынок. Рынок электронных компонентов для мобильных устройств – огромный рынок – но для нас он закрыт. Прежде всего потому, что у нас не производятся сами эти конечные устройства. Мы покупаем импортные. И я пока не понимаю, почему ситуация могла бы измениться. Чтобы развивались производства элементной базы, должны работать производства конечных устройств, эти устройства должны быть конкурентоспособны, т.е. должны быть крупные и очень высокотехнологичные бизнесы. А именно их-то у нас и нет. Получается замкнутый круг.

Решить проблему можно только системно, разработав программу развития связанных между собой производств в цепочке производитель-потребитель с обязательным звеном по производству товаров массового спроса. Все абсолютно то же самое справедливо и для нанотехнологий. Технологии из этой сферы могут быть востребованы только крупными предприятиями, производящими продукцию для конечных потребителей. Cейчас в России таких производств очень и очень мало.

Согласны ли Вы с тем, что Россия в области нанотехнологий существенно отстает от мировой науки? Если да, то каковы причины? Насколько наша страна интегрирована в мировое научное сообщество в этих вопросах? Каковы перспективы сотрудничества с мировыми лидерами?

Ученые с высокой квалификацией обычно интернациональны. Скажем, я скоро еду в Аризону для переговоров с одной научной группой. Во главе группы – бывший наш соотечественник, сейчас ученый с мировым именем. Надеюсь, они будут вести разработки для нас. В России по этой тематике никто серьезно не работает. Если будут условия – будет оборудование, будут деньги для работы и для жизни, сотрудники этой группы вполне могут работать и здесь.

Кстати, за рубежом жизнь ученых далеко не сахар. Сейчас там тоже много неопределенности, многие работают по временным контрактам – продлевают на квартал, а что будет потом – никто не знает. Поэтому нет никакой разницы, где организовать хорошую лабораторию – в Америке ли, в России ли. Если инфраструктурные условия созданы, если исследования востребованы и финансируются, значит наука будет развиваться и хорошие специалисты туда потянутся.

Как Вы оцениваете развитие российской науки в области нанотехнологий? Что Вы считаете нужным сделать для ее модернизации?

Развитие и прогресс науки полностью зависит от развития производственной базы. Производственные предприятия выступают заказчиками научных разработок и именно такая схема доказала свою эффективность в развитых в технологическом отношении странах. Государство должно финансировать фундаментальные исследования, прикладные работы результаты которых нацелены на имеющиеся бизнес-структуры. Бизнес-структуры должны принимать участие в отборе интересных для них исследовательских работ. Если говорить о финансировании исследований, а оно возможно только из прибыли компаний, то оно будет идти в случае освобождения этой части затрат от налогов. И тогда будет возможно существенное софинансирование научных работ бизнесом.

У нас существуют значительные системные препятствия для развития бизнеса. Наше законодательство в своей идеологии карательное. Мы изначально исходим из того, что бизнесмен – жулик. И он должен постоянно оправдываться, доказывать, что он не делает ничего преступного. Я недавно спросил моего американского партнера – сколько ты тратишь на бухгалтерию и финансовый учет? 500 долларов в год. В России я должен держать в структуре целое подразделение, причем это весьма квалифицированные люди, которые приводят документацию в соответствие с требованиями законодательства, готовят бесконечные отчеты и выдерживают постоянные проверки. Здесь 10000 долларов в месяц получается недостаточно! Т.е. несовершенство нашего законодательства оборачивается колоссальными дополнительными накладными расходами, а они, в свою очередь, снижают конкурентоспособность конечной продукции.

В экономике все взаимосвязано. Если рентабельность высокотехнологичного бизнеса низкая, инвестор не придет туда с деньгами. Он лучше вложит их в нефть, в торговлю или в банки. Значит, финансовые ресурсы придется привлекать на менее выгодных условиях, соответственно, выше риски, меньше возможности вкладываться в развитие, медленнее скорость разработок. Накапливается отставание в технологиях.

Вы спрашиваете, что нужно сделать для модернизации науки? Нужно создать благоприятные условия для бизнеса. Причем именно для бизнеса, связанного с промышленным производством, поскольку это самый медленный и самый сложный сектор. И это именно тот сектор, который может принять, переварить, воплотить в жизнь наибольшее количество научных разработок. Начинать нужно с изменения законодательной базы.

Как Вы оцениваете систему подготовки кадров для наноиндустрии в стране? Что Вы считаете нужно сделать для ее модернизации? Считаете ли Вы необходимым разработку профессиональных стандартов подготовки кадров для наноиндустрии?

У нас много ВУЗов, в них до сих пор сохранились преподаватели достаточно высокого уровня. В последнее время идет волна модернизации парка оборудования в ВУЗах – это все очень позитивные тенденции. Очень правильно сейчас в Министерстве образования и науки сориентировали ВУЗовскую науку на нужды производственных предприятий. Например, 218 постановление Правительства РФ – это пока скорее эксперимент, там есть свои сложности, но идея, безусловно, хорошая. РОСНАНО сейчас идет по этому пути, делает специальные программы для специалистов из своих проектных компаний. Я считаю, это правильно и непременно приведет к стабильному притоку квалифицированных молодых кадров, причем именно в те производства, которые сейчас востребованы, которые растут и развиваются. Другое дело, что производств таких мало. Будет производств больше – лучше станет ситуация и в образовательных центрах.

Какие наиболее перспективные направления сегодня разрабатываются в Вашем институте, и в каких отраслях науки, а также промышленности они могут быть применимы в дальнейшем? Удовлетворяет ли Вас кадровый состав института с точки зрения достижения поставленных целей?

В нашей группе компаний сегодня есть три больших направления. Первое – научное оборудование для исследования поверхности, прежде всего, сканирующие зондовые микроскопы. Наши бренды ИНТЕГРА, Солвер и Солвер НЕКСТ, Наноэдьюкатор их знают по всему миру и, без преувеличения могу сказать, наши микроскопы считаются одними из лучших в мире. Второе направление – это нанотехнологические и аналитические комплексы для отработки технологий наноэлектроники. Это НаноФаб 100 и НаноФаб 25. Наконец, третье, самое сложное направление, это строительство комплексных станций, в которых соединяются вместе синхротроны и все те возможности, которые заложены в первых двух направлениях.

Нашей установкой всегда было стремление к синтезу всего лучшего – мы стараемся соединить несколько разных – самых передовых, самых мощных – методических подходов в одной установке. То же самое и по компонентам. Мы находим и закупаем самые современные комплектующие, устройства и блоки с наилучшими техническими характеристиками, и именно из них комплектуем наши приборы. Не удивительно, что по суммарным техническим возможностям наши приборы оказываются на голову сильнее большинства иностранных аналогов.

Востребована наша продукция во всех отраслях, вовлеченных в использование нанотехнологий. Везде, где наноразмер придает новые свойства, этот размер необходимо уметь точно измерить. Для этого нужны сканирующие зондовые микроскопы. НаноФабы нужны для наноэлектроники. Синхротронные станции позволяют заглянуть еще дальше вглубь материи – на субатомарный уровень.

Кстати о кадрах. Мы были едва ли не первые, кто стал задумываться о проблеме воспроизводства специалистов по нанотехнологиям. Наноэдьюкатор мы сперва разрабатывали для себя. Чтобы учить студентов, которые приходят к нам на практику и чтобы наши сервис-инженеры проходили «курс молодого бойца» на простом и недорогом приборе. Сейчас Наноэдьюкаторы стоят во многих ВУЗах России, более полусотни – за рубежом. В прошлом году даже в школах они были установлены.

На Форуме РОСНАНО будет представлен прибор следующего поколения NANOEDUCATOR II. По своим возможностям это уже полу-профессиональный прибор. Его вполне можно будет задействовать и для серьезных научных исследований.

Как Вы оцениваете уровень студентов и аспирантов, которые сегодня обучаются в России по специальностям, связанным с нанотехнологиями? Насколько их работа будет востребована в России ближайшие 10-15 лет?

Уровень специалистов напрямую связан с оснащенностью научного центра современным оборудованием. Если такое оборудование есть – люди работают, защищают диссертации, выступают на конференциях, публикуются в рейтинговых журналах. Такие люди будут востребованы и в науке и на производстве.

Оказывается ли помощь государством в развитии нанотехнологий в России? Достаточна ли она?

Здесь слово «помощь» не совсем уместно. Государство именно и должно развивать нанотехнологии. Развивать системно, выстраивать цепочку преемственности от фундаментальной науки, через подготовку кадров к производственным проектам. Сейчас в этом направлении делается многое и по линии Министерства образования и науки и по линии РОСНАНО.

Если брать непосредственно нашу группу компаний, то мы, конечно, испытываем на себе внимание государственных структур. В разное время мы получали от министерства науки и от государственных фондов финансирование на разработки, это нам сильно помогло расширить продуктовую линейку. Сейчас мы начали работу по крупным проектам на разработку новых образцов продукции совместно с ВУЗами. Надеюсь и в этот раз мы создадим хорошее конкурентоспособное оборудование, которое будет востребовано и в России и за рубежом.

Достаточна ли информационно-аналитическая поддержка развития инфраструктуры наноиндустрии в России?

За последние несколько лет проделана большая работа по систематизации информации, ведется разработка дорожных карт, значительная часть уже разработана. Появились очень неплохие Интернет-ресурсы по нанотехнологиям. В целом, считаю, по информационной поддержке все разумно делается.

 

www.portalnano.ru

 

 

 

Версия для печати
Дата обновления: 15:18 31.10.2010
//-->